Вы смотрите архивную версию сайта издания «kronгазета» с последним обновлением от 9 июня 2014 года!
Обращение к читателям интернет-версии газеты →

Тел.: +7(812)941-79-35 | Эл.почта: info@krongazeta.com



Кронштадт и морская артиллерия спасли ЛенинградРаспечатать статью

Шесть десятилетий Европа пыталась забыть о ранах Второй мировой. И это ей удалось. Уже давно исправлены разрушения, причиненные бомбами и снаря­дами. Оплаканы и полузабыты миллионы жертв. Но страшный и смертоносный каток войны про­катился по сотням крупных и ма­лых городов, навсегда стирая их, сложившейся за века архитектур­ный облик. Они уже другие — эти города Европы. Стекло и бетон на месте готических построек, комфортабельные офисы и дома, широкие проспекты. И береж­но охраняемый фрагмент стены, уцелевший и отреставрирован­ный костел, у которого всегда много туристов. И лишь узкие специалисты расскажут вам как выглядел, например, в далеком 1939 г. центр Роттердама, Кон- вентри, или Дрездена, сохранив­шиеся лишь на старинных фото­графиях и картинах и отдельных сооружениях новодела.

Ленинград тоже был обре­чен: «Фюрер решил стереть Пе­тербург с лица земли... Надле­жит вначале блокировать город и обстрелом артиллерией всех ка­либров, и бомбардировкой с воз­духа сравнить его с землей и во­дой»... — Такая вот перспектива была уготована нашему городу директивой объединенного ко­мандования вермахта № 1601/41.

С военно-технической точки зрения выполнение этого людо­едского приказа Гитлера было вполне возможным. В распоря­жении командующего северной группой армий имелось более 500 крупнокалиберных орудий и минометов. Почти такое же ко­личество самолетов ежедневно могли бы сбрасывать на город до 1.000 тонн фугасных и зажига­тельных бомб. В течение месяца, используя эти силы, можно было полностью разрушить истори­ческий центр Великого Города, превратив Зимний дворец, Исаа- киевский собор, Гостиный двор, тысячи других зданий в груды дымящихся развалин. А ведь Ле­нинграду предстояло пережить 900 дней обстрелов и бомбежек. Сколько еще измученных голо­дом и холодом людей должны были погибнуть под развалина­ми, окончательно превратив кра­сивейший город мира в призрак, в фантом.

Но этого не случилось.

Немногословный, почти ни­когда не улыбающийся маршал Л. Говоров в 50-х годах, как-то проезжая по ночному Ленингра­ду, произнес: «Город спасли ар­тиллеристы»!

Да, именно артиллеристам кораблей Балтфлота, фортов Кронштадта, соединений мор­ских железнодорожных орудий человечество должно быть обя­зано нынешнему существованию неповторимого архитектурно­го ансамбля, которого не смог­ли разрушить варвары XX века. Музыки, запечатленной в камне - Санкт-Петербургу.

.30 августа 1941 года эска­дренные миноносцы «Строй­ный» и «Строгий» и сверхкруп- нокалиберные орудия Морского научно-исследовательского ар­тиллерийского полигона впер­вые открыли огонь по врагу не­посредственно из городской чер­ты и ближайших акваторий.

гто были первые и выстрелы контрбатарейной борьбы, и что развернется здесь в ближайшие недели начала блокады.

На упомянутом исследова­тельском полигоне проходили доводку артиллерийские систе­мы для строящихся перед вой­ной супер-линкоров типа «Со­ветский Союз». Один из кор­пусов этого гигантского корабля уже был заложен в Ленинграде, но так и не был достроен. Ору­дия, калибром 406 мм выбра­сывали на расстояние до 40 км снаряды весом почти в тонну. Опытные специалисты, рабо­тающие на полигоне и артилле­рийских отделах военных НИИ Ленинграда очень быстро прове­ли необходимые расчеты и под­готовили усовершенствованные таблицы стрельб крупнокали­берной артиллерии кронштадт­ских фортов и кораблей Балт-флота по береговым целям. К сожалению, наставления и руко­водства флотских артиллеристов перед войной не предусматрива­ли массированного применения артиллерии по береговым целям. Не тренировались флотские ко­мендоры и расчеты боевых ин­формационных постов в ведении огня в глубину побережья, заня­того противником. Но опытные и знающие специалисты, а та­ковы на кораблях были быстро освоили эту науку. Оперативно была создана система корректи­ровки артогня. Вся эта гигант­ская и кропотливая работа про­шла в течение считанных дней и недель и имела целью помешать противнику методично обстре­ливать город, разрушая его, де­морализуя жителей и осажден­ный гарнизон. Помогло и то, что командующий обороной Ленин­града, практически весь период блокады, будущий маршал Л. Го­воров сам по военной профессии был артиллеристом и, понимая значение этого рода войск в со­временной войне, умело исполь­зовал мощную артиллерийскую группировку, доставшуюся ему в распоряжение.

Первые же залпы корабель­ной и полигонной артиллерии накрыли, в частности, батарею немецких крупнокалиберных орудий, обстреливающих наши позиции в непосредственной близи от Ленинграда. Они стали началом долгой, изнуряющей войны артиллеристов.

В начале сентября в райо­не Гатчины противник развер­нул несколько тяжелых батарей и приступил к систематическим обстрелам Ленинграда, его наи­более густонаселенных районов. Стрельбы велась по 2-4 часа, вы­зывая многочисленные жертвы и разрушения.

Это сделало еще более акту­альной для морской артиллерии задачу подавления вражеских ба­тарей. Для ее решения флот за­действовал две трети своей ар­тиллерии, более 360 орудий ка­либром от 100 до 406-мм. Мощь огня артиллерии фортов Крон­штадта и кораблей Балтфлота немцы почувствовали во время своей летне-осенней попытки взять Ленинград сходу. В те дни морская артиллерия флотские комендоры выпустили по врагу более 25 тысяч снарядов, прове­дя около 2 тысяч стрельб по за­явкам армейского командования. Полутонные снаряды линкоров «Марат», «Октябрьская револю­ция» сеяли смерть и разрушения в наступающих танковых колон­нах немцев. В случае прямых по­паданий тяжелых фугасных сна­рядов в колонну вражеской бро­нетехники, немецкий танк Т-2, отлетал на 200 и более метров. Такие случаи фиксировались де­сятками. Упорное сопротивле­ние советских войск и ополчен­цев, а также сильное огневое воз­действие заставили противника прекратить попытки штурмом взять город. Враг был останов­лен в радиусе полета крупнока­либерных снарядов фортов, ко­раблей БФ, рассредоточенных по Невской губе и морских желез­нодорожных батарей.

Но намерений стереть Ле­нинград с лица земли немцы не оставили. В 1941 году советские батареи более 600 раз вели огонь по выявленным огневым точкам противника, заставляя его замол­чать.

Уже тогда, в начале осени 1941 года, советское командо­вание приняло правильное ре­шение по централизации управ­ления артогнем, разработки сложной системы оперативных сигналов по целеуказанию и кор­ректировки стрельбы. Большие запасы снарядов и порохов (не­которые боеприпасы хранились еще с первой мировой войны) в казематах фортов Кронштадта и флотского арсенала позволили не экономить их при ведении ог­ня по площадям (особенно в на­чальный, самый трудный пери­од). Ибо доставка их по «Дороге жизни» стала бы просто неподъ­емной задачей. В ходе этого не­бывалого ранее противостояния артиллеристов советские специ­алисты использовали современ­ные им научные достижения.

Для засечки позиций вражеских орудий использовались звукоу­лавливатели, и даже первые ра­диолокационные станции ПВО «Редут», была разработана си­стема коротких сигналов, позво­лявшая как можно быстрее выда­вать целеуказания артиллеристов на открытие огня.

Во второй половине 1942 го­да нацисты начали перебрасы­вать под Ленинград тяжелую артиллерию, высвободившуюся из-под взятого немцами Севасто­поля. Но всевозможные «Зоркие Лизы», «Берты», «Колоссали» и другие грохочущие монстры фашистов натолкнулись на со­крушающий огневой вал сотен стволов флотской артиллерии. Существенного эффекта усиле­ние немецкой артгруппировки не принесло.

Интересно, в этой связи, «мнение другой стороны». Вы­держка из дневника убитого не­мецкого офицера-артиллериста, батарей которого обстреливала Ленинград из района Пулкова: «Мотодрезина подает орудие к огневому рубежу. Холодок про­бегает по коже. Но русские по­ка не замечают наших действий. Первые выстрелы нас демаски­руют. Русские батареи отвеча­ют... Только бог поможет нам, если мы не успеем добежать до укрытий.».

В течение 1943 года флотская артиллерия израсходовала более 100 тысяч снарядов на участке в контрбатарейной борьбе. По­давив и уничтожив более тыся­чи попыток фашистов обстре­ливать город. В начале 1943 го­да огневой вал корабельных и береговых орудий помог нашим войскам прорвать ненавистную блокаду.

Кульминацией контрбатарей­ной борьбы стала операция по снятию блокады Ленинграда. Ог­невой вал буквально сокрушал оборону противника, открывая путь советским наступающим войскам, батареи которого могли произвести не более 3-5 выстре­лов, как были подавлены.

Все страшные годы блокады форты и корабли флота продол­жали оставаться огневым щитом города на Неве. Выполнив исто­рическую миссию по его защите, возложенную на них Петром I, и гордое звание Город воинской славы России-тому свидетель­ство.

А само существование Санкт-Петербурга — красивейше­го города мира — память об этом подвиге.



Николай Комаров
nkomarov@krongazeta.com

Номер от 14 января 2014 года
1129




Подписка на КронГазету через RSS Кронгазета в Твиттере Группа кронгазеты в ВК
RSS-фид @twitter @vkontakte
Форма входа на сайт

Форма восстановления пароля

Для регистрации нажмите здесь »