- «kronгазета» - http://www.krongazeta.com -

«…Прямо добрые дела везде таковыми считаются»

к 240-летию со дня рождения адмирала П.И. Рикорда

Осенью 1806 года, когда шлюп Российско-Американской компании (РАК) «Нева» (под командованием лейтенанта Л.А. Гагемейстера) отправился вторично в кругосветное плавание, предполагалось, что к берегам Русской Америки его будет сопровождать военный шлюп «Диана».

Однако подготовка «Дианы» затянулась, и только 25 июля 1807 года шлюп под командованием лейтенанта В.М. Головнина вышел из Кронштадта. Старшим офицером (старшим помощником) на корабль, по выбору самого Головнина, был назначен лейтенант П.И. Рикорд. Уже на Камчатке, 26 февраля 1810 года, Головнин и Рикорд, одновременно, были произведены в капитан-лейтенанты. Перед освобождением из японского плена Головнин лично встретился и с Такадая: «3 октября дозволено нам было в первый раз видеть Такатая-Кахи; он пришел к нам с переводчиками, возвратясь с «Дианы». Сей почтенный старик не умел говорить по-русски, но объяснялся с нами на японском языке посредством переводчиков…». Такадая Кахей не только оказал неоценимую помощь в освобождении Головнина, но и участвовал в проводах русских моряков из плена на родину. «Чрез короткое время, когда все было готово к нашему отправлению, посадили нас всех, и с нами вместе Такатая-Кахи, на губернаторскую шлюпку и повезли на «Диану», а за нами в ту же минуту отвалило множество лодок, на которых везли наши вещи, подарки и съестные припасы. Когда мы из таможенного дома шли к шлюпке, то все японцы, на площади находившиеся, знакомые нам и незнакомые, с нами прощались и желали нам благополучно достигнуть своего отечества. <…> 10 октября поутру снялись мы с якоря и стали лавировать из залива. Провожали нас Теске, Кумаджеро и Такатай-Кахи с несколькими лодками, присланными для вспомоществования нам. Во все время, пока мы лавировали в гавани, весь берег около города усеян был народом». Шлюп «Диана» под командованием Рикорда 3 кампании подряд, пока русские моряки находились в плену, почти непрерывно курсировал вдоль японских берегов и в результате пришел в такое состояние, что обратный путь на нем представлялся опасным. Однако Головнин, не желавший задерживаться после освобождения ни на один день, уговорил Рикорда рискнуть и отправиться к берегам Камчатки. «По выходе из Гако-Даде настиг „Диану“ у японских берегов ужасный ураган, продолжавшийся 6 часов. Состояние шлюпа было самое гибельное. Ночь была мрачная с проливным дождем; вода, течью умножившаяся, в шлюпе до 40 дюймов, при беспрерывном выкачивании, оставалась в одной степени. Ежеминутно ожидали погибели… Наконец буря утихла, поднялся благоприятный ветер, и шлюп 3-го ноября 1813 года прибыл благополучно в Петропавловскую гавань» – так описывал сам Петр Рикорд путь на родину в своих «Записках флота капитана Рикорда о плавании его к Японским берегам в 1812 и 1813 годах и о сношениях с японцами». Возвращение русских моряков из Японии не только стало важным историческим событием – прежде из японского плена никто живым не возвращался, но и положило начало межгосударственным отношениям двух стран. Не случайно память о Такадая Кахей и Петре Рикорде живет и поныне. Наверное, стоит чуть подробнее рассказать о каждом из них. Петр Иванович Рикорд родился 29 января 1776 года в городе Торопце Псковской губернии (ныне Тверская область). В 1787 году Пётр Рикорд поступил в Морской шляхетный кадетский корпус в Кронштадте; в 1792 году он был произведён в гардемарины, в 1794 году Рикорд выпущен по экзамену мичманом. До 1807 года участвовал в многочисленных военных походах, в том числе и в качестве волонтера английского флота. В 1807 году шлюп «Диана», сопровождающий «Неву» в кругосветном путешествии, под командованием Головнина, с Рикордом в качестве его помощника вышел из Кронштадта. Спустя год с лишним, после вынужденного пребывания в Англии шлюп прибыл в Петропавловскую гавань. Затем П.И. Рикорд провёл два года на Камчатке, откуда в мае 1810 года вместе с Головниным совершил плавание на «Диане» в Ситку и Ново-Архангельск для описания берегов, а также для доставки продовольствия в колонии Русско-Американской Компании. После благополучного разрешения «Инцидента Головнина» Рикорд сухопутным путём вернулся в Санкт-Петербург, где вместе со своим освобождённым другом получает пожизненный пенсион в 1500 рублей и производство в капитаны 2 ранга. В 1817 году Петр Иванович вернулся на Камчатку. За пять лет, проведенных в должности начальника этого края, Рикорд превратил отсталый, опустошенный прежним неумелым правлением регион в форпост России на Тихом океане. Однако, по его собственным словам, чаще ему приходилось быть «директором Камчатских больниц и богаделен». Деятельность Рикорда на Камчатке была оценена орденом св. Анны 2-й степени с алмазными знаками, а пятилетняя служба – пенсионом в 1400 рублей в год. Разработанный им план развития Камчатки послужил основой на многие десятилетия, и последующим правителям Камчатской области Высочайше предписывалось «не уклоняться от плана Рикорда». Впоследствии Петр Иванович служил в Кронштадте командиром 2-го флотского экипажа, а в 1825–1827 годах – капитаном Кронштадтского порта. Командуя соединениями на Балтике и Средиземном море, участвовал в многочисленных боевых походах и дослужился до «полного адмирала». В 1854 году Рикорд возглавил оборону Кронштадта и в том же году отметил шестидесятилетний юбилей своей службы, когда ему Высочайше было повелено состоять при особе императора и носить на эполетах его вензель. Известный российский юрист А.Ф. Кони так вспоминал об адмирале: «…очень популярный в Петербурге старый адмирал <…> Рикорд, живший летом обыкновенно в Полюстрове, на своей даче, ворота которой состояли из двух громадных челюстей кита, вывезенных с Камчатки, был человек очень оригинальный. Его величавая наружность, густая серебряная седина, привычка постоянно вставлять в свою речь слова „выходит – вылазит“ и интересные рассказы из прошлого невольно привлекали к себе особое внимание слушателей». Прославленный русский адмирал Пётр Иванович Рикорд скончался на восьмидесятом году жизни 16 февраля 1855 года и похоронен в Александро-Невской лавре. Второй участник этой судьбоносной истории, Такадая Кахей, родился в 1769 году в городке Госики на острове Авадзи в бедной крестьянской семье. С детства мечтая о море, тринадцатилетним подростком он уехал из дома на остров Хонсю, где нанялся матросом в городе Кобе. На заработанные за 14 лет средства купив торговое судно, летом 1796 года Такадая отправился на нём в Хакодате, в маленький рыбацкий поселок, где и основал свое дело. Торгуя рыбой, солью и морскими водорослями, перевозя товары между островами Хоккайдо и Хонсю, Такадая Кахей быстро разбогател и впоследствии освоил торговые пути к Курильским островам, управляя многочисленными рыбными промыслами вокруг Немуро, города на восточном побережье Хоккайдо. Имя Такадая Кахей живет в памяти японцев еще и благодаря его трудам по развитию города Хакодате – он мостил улицы и сажал деревья. После опустошительного пожара 1806 года, когда горожане лишились всего имущества, он бесплатно снабжал их едой, одеждой, строил новые дома. Он также оплатил устройство нового колодца и подарил городу водяной насос для пожаротушения. В пятидесятилетнем возрасте Такадая Кахей передал свой процветающий бизнес младшему брату и возвратился в родные места, на остров Авадзи. Умер он в 1827 году и по древним японским обычаям похоронен в труднодоступном месте на склоне горы… Таковы эти два удивительных, умных и отважных человека – Такадая Кахей, основоположник процветания Хакодате, бескорыстно помогавший погорельцам, и Пётр Рикорд, учивший население Камчатки печь хлеб и выращивать овощи. Два человека, которые отважились преодолеть национальные и политические барьеры ради спасения пятерых человек и повернули взаимоотношения двух стран в совершенно новое русло... Вот такая история произошла в позапрошлом столетии. А в начале нынешнего века начался отсчет новой истории. Еще в 1999 году в Госики состоялась историческая встреча потомков Петра Рикорда и Такадая Кахей – героев «Инцидента Головнина», а 6 июля 2001 года был подписан договор о побратимских отношениях города Госики-тё с городом Кронштадт. Поскольку 11 февраля 2006 года Госики был включен в состав города Сумото, заключенный прежде договор между Госики и Кронштадтом полностью унаследовал Сумото. На острове Авадзи, в парке имени Такадая Кахей города Госики-тё, был основан мемориальный музей. В нем разместили часть российского судна, сохранившегося со времени плавания Головнина и Рикорда, фрагмент старинного судна, на котором плавал Такадая Кахей, и три восковые персоны: Рикорда в мундире, Такадая и его супруги Ротаро в национальном облачении. В большом музейном помещении также воссоздали каюты российского корабля, в одной из которых установили восковую фигуру моряка, реконструируя обстановку, в которой происходила знаменитая встреча. В 2000 году у создателей музея возникла идея увековечить историческую встречу Петра Рикорда с Такадая Кахей. Они обратились к петербургскому скульптору Тамаре Дмитриевой, справедливо полагая, что женщина гораздо тоньше, чем мужчина, может уловить национальный облик и характер личностей и пластически реализовать их в материале. Японская общественность активно интересовалась процессом создания скульптуры, и само произведение получило широкое признание на родине Такадая Кахэй. Японцы во главе с мэром города Госики-тё посещали мастерскую Тамары Дмитриевой, а также приезжали вместе со скульптором в Кронштадт. В 2001 году скульптура была отлита в бронзе в двух экземплярах. Один из них был торжественно установлен в музее Госики-тё, второй японская сторона подарила России. Сейчас скульптура экспонируется в Музее истории Кронштадта, напоминая о важном историческом событии, связавшем судьбы российских моряков и японцев, являясь важным звеном в культурном единстве двух великих народов. Наталия СМАЗНОВА, Музей истории Кронштадта