Вы смотрите архивную версию сайта издания «kronгазета» с последним обновлением от 9 июня 2014 года!
Обращение к читателям интернет-версии газеты →

Тел.: +7(812)941-79-35 | Эл.почта: info@krongazeta.com



Два орденаРаспечатать статью

Передо мной два ордена – «Отечественной войны» II степени. Этими орденами был награжден мой отец.

Первый орден был вручен вместе с медалью «За оборону Кавказа». В нашем домашнем архиве сохранилась копия представления к награждению, подписанная командиром 11 корпуса противовоздушной обороны, генерал-майором артиллерии П. Алымовым. Скупые, но емкие и трогательные строки, написанные человеком, понимающим всю ответственность и значимость подвига офицера, представленного к награде: «За мужество и доблесть, проявленные при оборонительных боях на Закавказском фронте, при отступлении в непосредственном соприкосновении с противником. За мужество в сохранении достоинства человека и чести мундира офицера. В условиях, когда противник практически в ста метрах от отступившей вашей части, плохо вооруженной, не имеющей боевого опыта, прибывшей с иранской границы, предлагал сдаться. Вы имели мужество вступить в бой, отходить с потерями не теряя боеспособности и готовности снова и снова драться за эту землю».

Отец, вспоминая об этих оборонительных боях, говорил, что тогда, весной 1943 года, резко обострилась обстановка на Закавказском фронте. Его и ряд других офицеров, имевших боевой опыт, направили на иранскую границу с Юго-Западного направления. Часть – зенитно-артиллерийский дивизион, которую ему предстояло принять под командование, охраняла воздушное пространство на советско-иранской границе. Дивизион состоял из людей, в основном, никогда не принимавших участие в боевых действиях. Они привыкли к размеренной службе вдали от кровавых полей Великой Отечественной. Командованием была поставлена задача: «Передислоцироваться на рубежи Закавказского фронта для отражения воздушных ударов врага по нашим наземным войскам». На период следования дивизиону были приданы две неполные роты морской пехоты. Путь проходил по узкому ущелью, которое «оседлала» часть хваленых гитлеровских альпийских стрелков из дивизии «Эдельвейс». Немцы знали, что перед ними люди не «нюхавшие пороху», видевшие противника только в небе через визиры зенитных орудий. Поэтому, не прячась, фашистские стрелки «осиными гнездами» нависли над ущельем на стропах альпинистского веревочного снаряжения и «поливали» пулеметным, автоматным, а из горных укрытий и минометным огнем практически беззащитную колонну. Враг сразу же предложил зенитчикам сдаться, указав на бесполезное сопротивление. Дважды моряки и сводный отряд зенитчиков пытался прорваться, но вынуждены были отступить, оставляя на склоне ущелья тела своих погибших товарищей. Тогда было принято решение, используя местного жителя в качестве проводника, подняться выше немцев и, ударив в лоб и сверху, «погасить» огневые точки противника. Ночью отец, положив пистолет «ТТ» в кобуру, взяв в руки винтовку и примкнув штык, во главе группы солдат зенитного расчета и морских пехотинцев поднялись по горной тропе на гребень ущелья. Они ворвались на минометные «гнезда» и командный пункт противника. Стрелки такого поворота событий не ожидали. Рукопашный бой – это самое страшное, что может быть на войне. Немецкий гауптман (капитан) пытался выстрелить из маузера, но у него не получалось. Штык винтовки вошел в грудь до самого ствола. Лицо убитого под полевой фуражкой, украшенной высокогорным альпийским цветком, исказилось удивленно-растерянной гримасой, маузер выпал из руки на дно окопа. Рядом старшина морской пехоты схватился с минометчиком. Моряк бил своего противника прикладом и душил руками, а тот колол его кинжалом. В конце боя они так и лежали, обхватив друг друга в последней смертельной схватке. И маузер, и кинжал, на клинке которого немецким готическим шрифтом был нанесен девиз воспитанников гитлер-юген: «Верность до смерти», отец хранил, пройдя через германский и японский фронты. Дивизион прорвался через ущелье, оставляя висеть на его отрогах раскачивающиеся мертвые тела горных стрелков-альпинистов. За этот бой отец и его подчиненные были награждены орденами и медалями. Немецкий офицер не смог выстрелить потому, что передергивая трясущимися от волнения руками затвор маузера, перекосил патрон в патроннике и это спасло отцу жизнь.

Еще весной 1942 года Ставка Верховного Главнокомандующего приняла Решение о создании ордена, который бы соответствовал награждению за подвиги в наиболее знаменитых и памятных сражениях. Указ Президиума Верховного Совета СССР об утверждении новой награды и ее описание были опубликованы 20 мая 1942 года. Награды исполнялись из драгоценных металлов. Орден «Отечественной войны» I степени из золота, а орден «Отечественной войны» II степени — из серебра. Отцовский орден выполнен в наборном исполнении. Красноармейская звезда с рубиновым покрытием и серебряные лучи изготовлены отдельными деталями, скрепленные винтом, верхнюю часть которого венчают серебряные серп и молот. В приложении к орденской книжке No 598259 находятся отрывные купоны ежемесячной выплаты награжденному 15 рублей (в то время большие деньги). За орден «Отечественной войны» I степени выплачивалось 20 рублей. Последняя выплата на отцовский орден была произведена 29 ноября 1947 года. Орден погибшего воина пересылался семье на вечное хранение.

Прошло сорок лет со дня победы над сильным и опасным врагом, во власть пришли люди, которые не знали, а может быть. не хотели знать высокой себестоимости фронтовых орденов и медалей. В период начала кризиса и развала Советского Союза на заре перестройки тогдашнее руководство, пытаясь завоевать сомнительный авторитет у электората, измученного нехваткой самого необходимого, издало Указ о награждении чуть ли не всех поголовно участников войны, кто дожил до светлого праздника Победы. Орденами самой высокой пробы, невзирая на то, был ли этот человек действительно достоин этой высокой награды и его случайно забыли наградить или нет. По существу это были не ордена, а отштампованные значки, выполненные в натуральную величину и раскрашенные под ордена. И уже не из золота и серебра, а из непонятного сплава.

В 2015 году исполнится 70 лет со дня Победы в Великой Отечественной войне. Время безжалостно добивает последние, поредевшие батальоны настоящих фронтовиков. Похоронены на кладбище рядом с Волоколамским шоссе, неподалеку от деревни Дубосеково, где зимой 1941 года насмерть стояли 28 героев Панфиловцев, мои дядя, Гвардии старшина Афанасьев Василий Макарович, кавалер орденов Славы III степени, Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалей «За отвагу», «За взятие Вены» и «За взятие Берлина», и тетя, сержант Афанасьева Мария Макаровна. Спят вечным сном на Успенском кладбище города Челябинска наши родные солдаты II Мировой: полковник Ушаков Дмитрий Макарович, старший сержант Ушакова Прасковья Макаровна, младший сержант Ушаков Сергей Васильевич. Безусловно, нужно уважать и заботиться о ветеранах, ибо, как писал русский поэт Александр Сергеевич Пушкин: «Память к минувшему – вот, что отличает цивилизацию от дикости». Но нужно, чтобы забота не выражалась только в виде знаков отличия и юбилейных медалях, а прежде всего в солидных пенсиях и благоустроенном жилье.

Виктор УШАКОВ,
ветеран Вооруженных Сил СССР

На втором фото: Полковник артиллерии в отставке Ушаков Д.М., май 1985 г.



«kronгазета»
info@krongazeta.com

Номер от 2 июня 2014 года
60




Подписка на КронГазету через RSS Кронгазета в Твиттере Группа кронгазеты в ВК
RSS-фид @twitter @vkontakte
Форма входа на сайт

Форма восстановления пароля

Для регистрации нажмите здесь »