Тел.: +7(812)941-79-35 | Эл.почта: info@krongazeta.com



Он называл себя кронштадтцемРаспечатать статью

«Милый, милый Александр Викторович! Одна минута для того, чтобы написать Вам хоть несколько слов. Помните ли Вы нас? Здесь, в таком положении, все всплывает, и оказывается, что нет ничего дороже нашего театра! Вся любовь устремлена к нему, к дорогим товарищам. В нас не сомневайтесь – будем стоять до последней капли крови на своих постах – будь это сценическая площадка, огневой рубеж или госпиталь… Целую дорогих нам людей. Примите искренние заверения в преданности».

Написанная на небольшом клочке бумаги простым карандашом, скорее всего второпях, записка была доставлена в осажденный Ленинград летчиком с острова Эзель (ныне Сааремаа, Эстония) в сентябре 1941 года. Автором этих взволнованных слов была молодая актриса театра КБФ Валентина Телегина, ставшая впоследствии самой народной из всех народных актрис советского кинематографа. Строчки, полные предельной самоотверженности и эмоциональности адресованы бессменному на протяжении 22 лет художественному руководителю и главному режиссеру Театра Краснознаменного Балтийского флота Александру Викторовичу Пергаменту, умевшему совмещать жесткий корабельный распорядок и строевую субординацию с подлинно творческой атмосферой на репетициях, со свободой поиска, с духом товарищества и непринужденной веселости в быту.

История Театра Краснознаменного Балтийского флота началась в Кронштадте еще в 1930 году, но по сути его первым настоящим и единственным художественным руководителем становится Александр Викторович Пергамент, возглавивший коллектив четыре года спустя после его создания. К тому моменту, когда 28-летний режиссер оказался в Кронштадте, он обладал не только прекрасной профессиональной школой, но и серьезным опытом работы в разных театрах нашей страны.

Александр Викторович Пергамент родился 18 июня 1906 г. на окраине тогдашнего Петербурга — в Лесном, названном так по причине нахождения в этом районе Лесного института (ныне – Санкт-Петербургская государственная лесотехническая академия им. С.М. Кирова). В справочнике «Весь Петербург» за 1913 год упоминается Виктор Гаврилович Пергамент, зарегистрированный как свободный художник, проживающий по адресу: улица Большая Спасская, дом 9 (ныне – проспект Непокоренных, дом до нашего времени не сохранился). Учитывая, что фамилия Пергамент встречается достаточно редко, мы можем предположить, что речь идет об отце Александра Викторовича, являвшегося композитором, что вполне попадает под определение «свободный художник». О матери А.В. Пергамента мы знаем еще меньше. Известно, что она работала врачом. Предположительно о количестве детей в семье мы можем судить по архивным материалам Лесного Коммерческого училища, в которых упоминаются имена Марианны Викторовны и Наоми Викторовны Пергамент, учившихся в этом учебном заведении вместе со своим братом Александром.

Открытое в 1904 году Лесное коммерческое училище, строившее свою работу на новейших методах обучения и воспитания, сразу становится одним из самых передовых и прогрессивных в Санкт-Петербурге. Достаточно сказать, что в 1906 году его администрация совершает для того времени революционный шаг, перейдя на совместное обучение мальчиков и девочек. Александр Викторович, уже работая в Театре КБФ, с улыбкой вспоминал висевшую на входных дверях надпись: «Для мальчиков и девочек обоего пола». Училище вошло в объединение родственных по духу преподавания так называемых «новых школ», стремившихся дать своим ученикам не только хорошие знания, но и заложить в них творческое начало. Среди прочих существовал драматический кружок, участником которого, возможно, был Александр Пергамент. Мы не можем сказать, кто из преподавателей училища оказал наибольшее влияние на будущего театрального режиссера, но, безусловно, можно утверждать, что именно в атмосфере этого неординарного учебного заведения в его душе зарождается желание заниматься творчеством.

События 1917 года перевернули жизнь всей страны. В соответствии с веяниями революционного времени Александр Пергамент продолжил свое обучение в советской единой трудовой школе, по окончании которой в 1923 году поступил в театральное училище при Академическом театре драмы (ныне — Российский государственный академический театр драмы им. А. С. Пушкина) в класс замечательного артиста и педагога, в будущем Народного артиста СССР Юрия Михайловича Юрьева.

В преломлении к А.В. Пергаменту, пройденная им юрьевская школа, позволила в будущем проявлять творческую гибкость в работе с актерами, успешно формировать репертуар для своего необычного во многих аспектах театра и уже опосредованно через своего преподавателя «вкусить» особенности режиссуры Мейерхольда. Признанием мэтра русской сцены одаренности своего будущего коллеги может служить предложение остаться работать в Пушкинском театре в качестве помощника режиссера и подаренная собственная фотография с шутливой надписью: «На память! Рейнгардту Мейерхольдовичу Пискатору-Пергаменту с пожеланием ему славы его предшественников».

Несмотря на престижность работы в одном из ведущих театров страны, Александр Пергамент, «стремясь все время к поискам новых форм художественного выражения советской действительности», переходит в Московский государственный театр «Синяя блуза». Его учитель понял и принял желание своего ученика. Позднее, когда А.В. Пергамент становится художественным руководителем и главным режиссером Театра Краснознаменного Балтийского флота, Юрий Михайлович Юрьев каждый раз, бывая вместе с Пушкинским театром на гастролях в Кронштадте, встречался с ним и даже проводил мастерклассы для его артистов.

В Москве молодой режиссер оказался в тот период, когда движение «синеблузочников» переживало свой звездный час. Репертуар театра, состоявшего в 1929—1930 гг. из 12 групп артистов — литературно-художественные монтажи, обозрения, сценки, злободневно отражавшие производственную и общественную жизнь, политические события внутри страны и за ее пределами. Александр Пергамент, как художественный руководитель агитбригады, официально называвшейся «Десятая», поставил около 40 программ и отдельных номеров. Помимо камерных выступлений Пергамент принимал участие в организации массовых театрализованных представлений. Он стал одним из постановщиков карнавального шествия, которое решено было устроить в Москве вместо привычной первомайской демонстрации. Художественным руководителем этого мероприятия являлся Давид Григорьевич Гутман, спустя четыре года сыгравший определяющую роль в назначении Александра Викторовича на должность художественного руководителя Театра КБФ.

Для начинающего режиссера, как и для большинства творческой молодежи того времени, «Синяя блуза» становится «школой молодого бойца». Здесь ковали свое мастерство поэты Владимир Маяковский и Василий Лебедев-Кумач, композиторы Матвей Блантер и Юрий Милютин, режиссеры Александр Роу и Сергей Юткевич, актеры Владимир Зельдин, Борис Тенин, Михаил Жаров и многие другие. Впоследствии опыт, полученный в «Синей блузе», позволил Пергаменту ставить на сцене Театра КБФ спектакли самых разных жанров в мирное время и быстро и успешно справляться с задачей комплектования фронтовых бригад и подбором репертуара для них в военный период.

До назначения в 1934 г. художественным руководителем Драматического театра флота А.В. Пергамент успел отслужить в армии, поработать в Старой Руссе главным режиссером филиала ТЮЗа, организованного А.А. Брянцевым. Он также участвовал в создании первого горняцкого рабочего театра в далеком сибирском поселке Шадринка. Сейчас он называется Черемховский драматический театр. Зная историю создания этого коллектива, можно утверждать, что слово «драматический» в его названии означает нечто большее, чем просто жанровую направленность репертуара. Дело в том, что у истоков Черемховского театра стояли заключенные из числа столичных артистов, сосланных в Сибирь по печально знаменитой 58-й статье. Московская интеллигенция, попавшая в мясорубку 30-х годов и оказавшаяся в жутких условиях Сиблага, стремилась не потерять человеческое достоинство и спасалась искусством. Пергамент, принимавший участие в организации самодеятельных театров из лагерных заключенных, мог в полной мере оценить мужество и стойкость этих людей. Позднее, во время Великой Отечественной войны, героический пример артистов Сиблага поддерживал Александра Викторовича в самые тяжелые моменты блокадной жизни в Ленинграде, когда он со своими актерами, буквально падающими от измождения, ставил полноценные спектакли, прекрасно осознавая значение театра для жителей осажденного города, стремившихся не только выжить, но и сохранить свое человеческое достоинство.

С таким разнообразным и непростым багажом жизненного и творческого опыта молодой режиссер оказался в нашем городе. Рабочий контакт с труппой завязался практически сразу. Замученные «творческими исканиями» предыдущих семи режиссеров, сменявших друг друга на протяжении первых четырех лет существования театра, актеры сразу оценили тактичность режиссера в ненавязывании своих готовых интонаций. Не последнюю роль в установлении хороших отношений сыграло чувство юмора, свойственное любому флотскому коллективу, а уж творческой команде тем более. В театре существовало соревнование, кто придумает наиболее остроумный розыгрыш или шутку. Александр Викторович вспоминал такой случай. Первое время он жил вместе с режиссером-краснофлотцем Л. Ишковым в одной комнате, находившейся напротив актерского кубрика. Ктото из артистов труппы раздобыл старую афишу спектакля «Волки и овцы», разорвал ее по диагонали и повесил на режиссерской двери часть со словом «Волки», а на актерской – «овцы». Над шуткой смеялись и те, и другие.

Установившемуся с первых дней взаимопониманию способствовала и небольшая разница в возрасте между режиссером и актерами труппы. Это отмечал в своей книге «Монолог длиною в жизнь» актер Театра КБФ Народный артист России Герман Тимофеевич Орлов. С большой теплотой он вспоминал Александра Викторовича как «человека большой культуры и особого умного обаяния», сумевшего с первых дней создать коллектив единомышленников. Первой творческой проверкой труппы театра стала постановка спектакля по повести Алексея Силыча Новикова-Прибоя «Женщина в море». Благодаря дружной слаженной работе за месяц спектакль был готов, но военные начальники из Пубалта (Политического управления Балтийского флота) не оценили ни режиссерского замысла, ни игры актеров. Только благодаря отличному отзыву Новикова-Прибоя, лично посетившего Кронштадт и посмотревшего спектакль, «Женщине в море» была дана путевка в жизнь, а Пергаменту выдан новенький китель и фуражка с крабом. Так он стал «морским» режиссером, за что и заслужил среди своих друзей надолго закрепившееся за ним прозвище Адмирал.

С этого момента началась новая, самая счастливая, по собственному признанию Александра Викторовича Пергамента, страница в его биографии. За годы работы в Театре Краснознаменного Балтийского флота ему удалось создать уникальный коллектив – со своим почерком, с сильным актерским составом, с солдатскими понятиями о долге и дисциплине, с великолепным знанием военной аудитории. В случае необходимости труппа могла быстро превратиться в настоящую воинскую часть, где нередко стиралась грань между актером и вооруженным бойцом. И всегда — и в радостные, и в тяжелые минуты Пергамент оставался «душой, старшиной цеха, добрым хозяином». Так характеризовал взаимоотношения художественного руководителя и главного театра его жизни замечательный писатель и драматург Александр Александрович Крон. Многолетняя дружба и сотрудничество с режиссером дали ему возможность и право написать предисловие к последней, опубликованной уже посмертно, статье А.В. Пергамента «Мы тоже из Кронштадта». В нем он очень точно определил те качества, которые составляли сущность Александра Викторовича: «незаурядный талант, фанатическая преданность искусству, делавшая его, человека, в общем, мягкого, волевым и требовательным руководителем, юношеская горячность в соединении с мудрой простотой и необыкновенная сердечная теплота, высокий дар дружбы и верности».

Таким его любили друзья и коллеги, таким его запомнили жители нашего города, знавшие Пергамента не только как руководителя театра, созданного в Кронштадте, но и как своего депутата, к которому всегда можно было обратиться за помощью и поддержкой. И совсем неслучайно он сам себя называл кронштадтцем.

Ирина СВАТОВАЯ, Музей истории Кронштадта



«kronгазета»
info@krongazeta.com

Номер от 19 декабря 2016 года
1




Подписка на КронГазету через RSS Кронгазета в Твиттере Группа кронгазеты в ВК
RSS-фид @twitter @vkontakte Яндекс.Метрика
Форма входа на сайт

Форма восстановления пароля

Для регистрации нажмите здесь »