Тел.: +7(812)941-79-35 | Эл.почта: info@krongazeta.com



Знак на Гогланде стоит…Распечатать статью

Это было еще в 70-е годы прошлого столетия, когда несокрушимый Советский Союз был в апогее своего могущества, в крупнейшем соединении Балтийского флота — Ленинградской военно–морской базе состоялся сбор запасников – отрабатывались вопросы мобилизационной подготовки.

Более трехсот «партизан» — так называли моряков, призванных из запаса за мешковатую форму старого образца, в которую их облачали, поступили в распоряжение тогда еще молодого офицера Василия Прудникова и готовились к отправке на остров Гогланд, где должны были расконсервировать батарею 130–мм орудий. Остров Гогланд входил тогда в систему обороны Восточной Балтики. Тогда приказы не обсуждали, и приписной личный состав вместе с сопровождающими командирами убыл на самый западный российский остров Финского залива. А между тем приближалась знаменательная дата отечественной истории – создание первой практической радиолинии в 1899 — 1900 гг.

Глубокой осенью 1899 года новый броненосец береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин» под командованием капитана I ранга В. В. Линдестрема сел на мель у острова Гогланда. Повреждения корабля и ситуация, когда внутрь корабля проникла часть подводной скалы и ее удаление потребовали большого объема работ, для организации которых необходимо наладить надежную связь с Петербургом и Кронштадтом. Ближайшим к месту аварии населенным пунктом, имеющим проводной телеграф, был город Котка в Финляндии, расстояние до которого превышало 45 километров. Морской технический комитет предложил связать острова Гогланд и Кутсало, расположенные в непосредственной близости от г. Котка, беспроволочным телеграфом. Для научного руководства созданием радиолинии Гогланд — Котка были привлечены А. С. Попов и его ассистент П. Н. Рыбкин, а решение организационных вопросов поручили морским офицерам И. И. Залевскому и А. А. Реммерту. Одну из радиостанций воздвигли на гранитном утесе о. Гогланд, в километре от броненосца. Оборудование для нее, а также команду моряков во главе с Залевским и Рыбкиным доставил ледокол «Ермак». Другую радиостанцию под руководством Попова и Реммерта построили на о. Кутсало, вблизи почтово-телеграфной конторы г. Котка. Двусторонняя связь была установлена только 5 февраля первого года 20 века. Сразу же из Петербурга в Котку пришла тревожная телеграмма начальника Главного морского штаба адмирала Ф. К. Авелана о необходимости оказать помощь рыбакам, унесенным на оторвавшейся льдине в открытое море. Спасти рыбаков мог только ледокол «Ермак», стоявший на якоре у Гогланда. Получив принятую П. Н. Рыбкиным радиограмму, капитан «Ермака» приказал разводить пары, и ледокол вскоре вышел в море на поиски рыбаков, а к вечеру следующего дня вернулся с 27 спасенными на борту. На IV Международный конгресс в Париже, проходивший в августе 1900 г. в рамках Всемирной промышленной выставки, А. С. Попов представил доклад, в котором рассказал о работе радиолинии, отметив, что за 84 дня работы был произведен обмен 440 официальными телеграммами. Самая длинная депеша содержала 108 слов. Она была передана газетам с объявлением новости о спасении броненосца. «Я полагаю, — отмечал автор доклада, — что эта служба была первой, в которой телеграфия без проводов могла, таким образом, послужить регулярно и с успехом».

Сейчас мало кто знает, что инициатором установки памятного знака на острове Гогланде, посвященного этому важнейшему в истории радио событию, стал офицер кронштадтец Василий Прудников. Василий Николаевич и сегодня, несмотря на то, что недавно разменял девятый десяток – самоотверженно трудится на хлопотной должности начальника военного холодильника. А тогда его поддержали как сослуживцы, так и военнослужащие запаса, что с удовольствием откликнулись на это патриотическое действо. Надо сказать, на южной вершине о. Гогланда уже был символический памятник изобретателю радио А.С. Попову и первой практической радиостанции (пирамида из камней с деревянной мачтой), но к 70-м годам это скромное сооружение пришло в негодность. — Пришлось фактически создавать памятный знак заново. – Говорит Василий Николаевич, — нашли цемент для изготовления куба, в Ригу, столицу Советской Латвии, на известный завод отправили бригаду. Там нам отлили бронзовый барельеф изобретателя радио, буквы надписи. Среди моряков запаса, призванных на сборы было немало замечательных специалистов, они с энтузиазмом и высоким качеством выполнили памятную композицию – куб и символическую мачту первой радиостанции. Замечу, также, задачи сбора мы также выполнили на отлично. На этой фотографии, которой уже почти полвека – изображены руководители сбора запасников, по совместительству — создатели этого памятного знака.

Он и сейчас стоит на самом большом российском острове Финского залива и время от времени, пользуясь оказией, сюда прибывают мемориальные экспедиции, яхтсмены, военные, чтобы почтить память организаторов первой в мире практической радиолинии. А ведь через два года с небольшим мы отметим 120 лет этому событию.



Николай Комаров
nkomarov@krongazeta.com

Номер от 31 июля 2017 года
1




Подписка на КронГазету через RSS Кронгазета в Твиттере Группа кронгазеты в ВК
RSS-фид @twitter @vkontakte Яндекс.Метрика
Форма входа на сайт

Форма восстановления пароля

Для регистрации нажмите здесь »